Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Конференции ООН по разоружению, Женева, 28 февраля 2018 года

Уважаемая г-жа Председатель,
Уважаемый Генеральный секретарь,
Благодарю за очередную возможность выступить на этом авторитетном форуме.

Конференция по разоружению играет уникальную роль в сфере контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения, занимает особое место в устойчивом международном механизме, сформированном вместе с Комиссией ООН по разоружению и Первым комитетом Генеральной Ассамблеи ООН. Под эгидой Конференции по разоружению разработаны основополагающие договоренности, поддерживающие веру в способность человечества избежать самоуничтожения. Повышение эффективности форума имеет определяющее значение для предотвращения фрагментации общемировых усилий по реализации разоруженческой повестки дня, поиску разумных компромиссов, созданию условий для поддержания мира, равной и неделимой безопасности для всех.

В нынешних непростых условиях на международной арене особую востребованность приобретают планомерные коллективные усилия, нацеленные на обеспечение безопасности и стабильности – как в глобальном, так и в региональном измерении.

Надо признать, что в последние годы работа нашего форума пробуксовывает. Поэтому необходимо преодолеть имеющиеся расхождения и, наконец, согласовать сбалансированную программу работы Конференции. Решение актуальных вопросов в области контроля над вооружениями и нераспространения требует от нас неотложного возобновления переговорной деятельности.

Выправить ситуацию, как мы считаем, возможно с опорой на богатейшее наследие и многолетние переговорные традиции, связывающие всех участников форума. Исторический опыт подсказывает, что даже в самые сложные периоды необходимо проявлять волю и ответственность, поступаться узконациональными интересами и давать консолидированный ответ на масштабные вызовы времени.

Центральным вопросом международной повестки дня, безусловно, остается проблематика ядерного разоружения. Россия как ответственный и последовательный сторонник этого процесса вносит свой особый вклад в дальнейшее сокращение стратегических наступательных вооружений. 5 февраля мы подтвердили, что вышли на предельные уровни носителей и боезарядов по Договору о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений Российской Федерации и США. Таким образом, ядерный арсенал России уменьшен более чем на 85% по сравнению с пиком «холодной войны».

Вместе с тем, несмотря на впечатляющие достижения в рамках реализации российско-американского Договора, вынуждены отметить немало остающихся вопросов к нашим коллегам из Вашингтона, в частности, относительно одностороннего выведения из засчета значительного числа носителей, по сути, в обход процедур, которые предусмотрены в Договоре и предполагают понимание методов выведения из засчета носителей другой страной. Беспокоит и существенное изменение подходов США в контексте их обновлённой ядерной стратегии, которая предусматривает повышение роли ядерного оружия. В том числе путем создания и развёртывания т.н. «маломощных» зарядов, что ведёт к снижению порога применения ядерных вооружений.

Как бы то ни было, руководствуясь буквой и духом Договора о нераспространении ядерного оружия, мы вплотную подошли к рубежу, за которым к последующим усилиям на направлении ядерного вооружения должны подключиться все государства, обладающие военным ядерным потенциалом. Кроме того, нельзя игнорировать новую реальность – разоружение невозможно без учёта всего комплекса явлений, факторов, оказывающих деструктивное воздействие на стратегическую стабильность и международную безопасность. Включая теперь уже ничем не ограниченное развёртывание системы глобальной противоракетной обороны, разработку высокоточных стратегических наступательных вооружений в неядерном оснащении, нератификацию Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и перспективу вывода ударных вооружений в космос.

Ядерному разоружению препятствует и сохранение американского нестратегического ядерного оружия в Европе, сопровождающееся дестабилизирующей практикой т.н. «совместных ядерных миссий». Как всем хорошо известно, в рамках их миссий с грубым нарушением Договора о нераспространении неядерные члены НАТО участвуют в планировании применения американских нестратегических ядерных боеприпасов и привлекаются к освоению соответствующих навыков.

Всем должно быть понятно, что тем самым военные США готовят вооруженные силы стран Европы к применению тактического ядерного оружия против Российской Федерации.
Напомню еще раз, Россия не имеет развернутого тактического ядерного оружия, не проводит отработку его применения. Мы сосредоточили имеющиеся боеприпасы на центральных базах хранения на своей национальной территории. В этих условиях наличие готовых к применению тактических ядерных вооружений США в Европе не просто рудимент «холодной войны», а явно агрессивная позиция. Надеюсь, европейским гражданам удастся сказать твёрдое «нет» размещению на своей территории оружия самого массового уничтожения, причём принадлежащего тому единственному государству, которое уже применило его против населения Хиросимы и Нагасаки.

Без учета всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность, без опоры на принципы обеспечения равной безопасности для всех невозможно двигаться по пути ликвидации ядерного оружия, к чему призывают авторы Договора о его запрещении. Эта инициатива, как мы уже не раз говорили, не только не способствует продвижению к благородной цели безъядерного мира, но и создает проблемы для поддержания жизнеспособности и обеспечения эффективности обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия. Кстати, в этом году исполняется 50 лет со дня открытия его к подписанию.

Критически важным для сохранения режима этого ключевого документа является также достижение ощутимых подвижек на таком направлении, как вступление в силу разработанного здесь, на Конференции Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний, той основы, которая позволила бы преодолеть расхождения между ядерными и неядерными государствами. Кроме того, требуется, наконец, добиться реального прогресса в деле созыва международной конференции по созданию зоны, свободной от ядерного и других видов оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке.

Отдельно хотел бы сказать о химическом разоружении. Россия свой запас боевых отравляющих веществ полностью уничтожила. В то же время складывается парадоксальная ситуация, когда США – один из ключевых участников КЗХО, в свое время настоявший на принятии глобального юридического обязательства уничтожить химоружие до 2007 г., сегодня сохраняет крупнейший в мире арсенал этого ОМУ, и перспективы его ликвидации остаются туманными. Параллельно Вашингтон, цитируя специалистов по фейковым сенсациям типа полностью дискредитированных «Белых касок», выдвигает абсурдные претензии к Правительству Сирии, которое в сложнейших условиях борьбы с международным терроризмом уничтожило свои запасы химоружия под строжайшим международным контролем в ответ на совместную инициативу Москвы и Вашингтона и продолжает сотрудничать с Секретариатом ОЗХО.

Печально, что США и их союзники цинично используют голословные утверждения о применении Дамаском отравляющих веществ как инструмент антисирийской геополитической инженерии.

Буквально час назад по инициативе Франции неподалеку состоялась неформальная встреча, на которой популяризировалось очередное антисирийское «детище» – т.н. «Международное партнерство по борьбе с безнаказанностью использования химоружия», учрежденное 23 января в Париже. Мы подтверждаем неприятие создания подобных келейных и неинклюзивных инициатив, задуманных с тем, чтобы в комфортном кругу единомышленников, в отсутствие альтернативных точек зрения подменить дискуссии в ОЗХО и ООН. Вызывает недоумение, что высокопоставленные представители Секретариата ООН сочли возможным принять участие в этом неинклюзивном мероприятии. 

Нельзя забывать и об угрозе биологического оружия, способного по смертоносному воздействию превзойти все известные способы уничтожения человека. По-прежнему из-за позиции США остается заблокированной выработка верификационного механизма Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия. Надеюсь, наши американские коллеги осознают свою ответственность за выход из этого тупика. 

Пока, к сожалению, они предпочитают сохранять этот тупик, пытаясь тем временем через навязывание различным странам двусторонних не подпадающих под Конвенцию договоренностей создать подконтрольную только США структуру биобезопасности, которой можно манипулировать.

В ходе российского председательства на Конференции по разоружению в прошлом году нам при помощи ряда ответственно мыслящих делегаций удалось закрепить в повестке дня вопрос о разработке международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Нужно продолжить её предметное обсуждение и в ходе нынешней сессии. Надеюсь, это будет сделано. Подготовка этого исключительно актуального инструмента, отвечающего интересам всех государств, позволит возобновить деятельность Конференции в полном соответствии с её мандатом.

Еще один наш приоритет – предотвращение гонки вооружений в космосе. Перспективы «вепонизации» околоземного пространства вызывают тревогу не только у России – и это подтверждает широкая поддержка наших инициатив, направленных на парирование данной угрозы. Напомню, именно здесь на Конференции по разоружению в Женеве 10 лет назад мы вместе с китайскими друзьями распространили проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. В 2014 г. мы представили обновленный вариант этого проекта. 

Думаю, что без выработки и принятия юридически обязывающей международной договоренности, содержащей надёжные гарантии непоявления оружия в космосе, решать вопросы обеспечения международной безопасности и стратегической стабильности становится практически невозможным. Мы готовы обсуждать любые озабоченности заинтересованных сторон. Рассматриваем предстоящий в нынешнем году запуск группы правительственных экспертов ООН по предотвращению гонки вооружений в космосе в качестве оптимального механизма совместного поиска ответов и дополнительной меры, которая придаст нужный импульс этому процессу на Конференции по разоружению.

Россия готова к возобновлению переговорной деятельности на Конференции на основе любой сбалансированной и консенсусно согласованной программы работы. У нас нет «табу» ни на один из пунктов повестки дня Конференции по разоружению. У нас есть политическая воля и экспертный потенциал для начала полноформатной переговорной работы на этом форуме. Как и выступивший здесь два дня назад Генеральный секретарь ООН А.Гуттереш, мы высоко оцениваем принятие Конференцией 16 февраля решения о создании пяти вспомогательных органов для поиска «развязок» с целью запуска переговоров по вопросам повестки дня.

Уважаемые дамы и господа,В заключение хотел бы сказать, что Россия призывает всех проявить политическую волю и максимальную ответственность, чтобы восстановить предметную работу Конференции. Убеждены, что путь к реально действующим договоренностям в области контроля над вооружениями всегда лежит только через полноформатные переговоры и поиск консенсусных решений.

Желаю всем вам плодотворной работы и преодоления тех проблем, которые пока сковывают деятельность этого важнейшего международного форума.

У вас недостаточно прав для комментирования